Share This Post

Лотереи

Кто стоит за лотерейным рынком Украины. Часть 1

Кто стоит за лотерейным рынком Украины. Часть 1

Кто и как довел до ручки украинские лотереи и открыл дорогу нелегальному азартному бизнесу, в новом материале «Апостроф» (автор Антон Чижов)

Лотерейная отрасль, которая вполне может ежегодно зарабатывать для бюджета миллиарды гривен — сегодня на дне. И если изучить историю падения лотерейного рынка становится понятно, что он был умышленно доведен до подобного состояния. В первой части статьи «Апостроф» рассказывает, к чему сегодня привели сознательные действия отдельных государственных чиновников по уничтожению государственных же лотерей, и какими методами это было сделано.

По наклонной

В конце февраля 2019 года в Черновцах суд осудил продавщицу, мать несовершеннолетнего ребенка, за украденные из кассы несколько тысяч гривен. Через две недели, в ночь на 13 марта, в Киеве на Троещине вспыхнул МАФ, в котором находились люди (к счастью, обошлось без жертв). Загорелся не сам, свидетели говорят о поджоге. Уже следующей ночью, 14 марта, новая трагедия в Киеве, и на этот раз смертельная: был жестоко убит сотрудник Администрации президента. Еще через несколько дней, 24 марта, на столичных Теремках задержали мужчину, который пырнул жену ножом, от полученных ран та скончалась. 26 марта в Киеве вооруженные молодчики ворвались в приемную народного депутата Украины. После вызова полиции бандиты скрылись, депутату пришлось предоставить государственную охрану…

Все эти криминальные эпизоды, случившиеся всего лишь на протяжении одного месяца, на первый взгляд, не имеют ничего общего — произошли в разных местах и в разное время. Однако на самом деле все они связаны, ведь в основе каждого из указанных преступлений лежит одна и та же причина — игорный бизнес. Так, мать-воровка ограбила кассу, чтобы сыграть в онлайн-казино. МАФ с игорными автоматами подожгли (по словам очевидцев) разозленные родители, которым надоело, что их дети просаживают там все, что можно. Сотрудника АП бандиты убили, чтобы на украденные деньги сходить в казино. Жена получила удар ножом, после того, как пришла вытаскивать мужа из азартного заведения. А нардепу Березе приходится привыкать к охране из-за его жесткой позиции против игорной мафии.

И все это даже не вершина «игорного айсберга» — а лишь небольшая часть этой вершины. Реальность такова, что количество серьезных преступлений на почве азартного бизнеса в Украине растет катастрофическими темпами. Государство же традиционно смотрит в другую сторону, словно поощряя: «Побольше азарта! воруйте больше! убивайте больше!». Последовательно уничтожая при этом легальную альтернативу — лотерейный рынок.

Хуже всего, что действия украинских чиновников, ответственных за эту сферу, скорее всего не являются обычным непрофессионализмом. Развитие событий на лотерейном рынке, начиная с 2014 года, а именно преследование легальных операторов и как следствие — фактически, создание условий для трансформации его в нелегальный игорный бизнес — говорит о том, что это, по-видимому, были спланированные действия, с вполне конкретными бенефициарами, интересы которых лежат гораздо ближе к азартной среде, чем к лотерейной.

Хуже всего, что действия украинских чиновников, ответственных за эту сферу, скорее всего не являются обычным непрофессионализмом. Развитие событий на лотерейном рынке, начиная с 2014 года, а именно преследование легальных операторов и как следствие — фактически, создание условий для трансформации его в нелегальный игорный бизнес — говорит о том, что это, по-видимому, были спланированные действия, с вполне конкретными бенефициарами, интересы которых лежат гораздо ближе к азартной среде, чем к лотерейной.

История повторяется

Независимая Украина уже проходила в два этапа подобный сегодняшнему период «азартного беспредела» — с начала 90-х годов прошлого века и до его завершения и с 2007 по 2009 год. Тогда, в условиях отсутствия вменяемого законодательства, да еще при тотальной смычке правоохранительных органов с криминалитетом, чьей сферой контроля являлась «игорка», количество различных азартных заведений и казино на душу выросло просто до безобразного уровня. Пропорционально выросло и количество преступлений на почве азартного бизнеса, а также больных игроманией украинцев.

В свете этого законодательный запрет игорного бизнеса, принятый в 2009 году, являлся, пожалуй, единственным верным решением, которое позволило остановить азартный разгул. Законом были запрещены наиболее аддиктивные (вызывающие зависимость, — ред.) виды игры на деньги — казино, игорные автоматы, букмекерские ставки, провоцирующие игроманию и нарушение закона. Для тех же украинцев, которые просто хотели испытать удачу, был оставлен вполне легальный и гораздо менее аддиктивный способ сыграть на деньги — государственная лотерея.

«Апостроф» уже не раз писал о кардинальной разнице между азартной игрой и лотереей, которая состоит, прежде всего, в отсутствии какой-либо социальной направленности у первой и изначальной социальной ориентированностью у второй. То есть если цель «игорки» — вытянуть из человека побольше денег, переложив их в карман владельца игорного заведения, то лотерея — это способ мотивировать людей потратить энную сумму на какой-либо полезный для общества и государства проект, заодно получив шанс выиграть неплохой приз.

Чтобы сделать украинские лотереи еще более социально-ориентированными, а также усилить контроль за ними и упорядочить поступления в бюджет, в 2012 году был принят, а в начале 2013 года вступил в действие еще один закон — «О государственных лотереях в Украине», предусматривающий государственную монополию в лотерейной сфере. В этом законе были предусмотрены несколько важнейших вещей: необходимость прописать для операторов лицензионные условия, а также положение о том, что вся прибыль, полученная государством от лотерейной деятельности, должна идти в специальный фонд Госбюджета, предназначенный для финансирования спорта, культуры, медицины, и, в частности, для лечения онкобольных детей.

После принятия закона, в силу довольно жестких требований к операторам лотерей, на украинском рынке, по сути, осталось всего три игрока, которые смогли эти требования выполнить. Следующий год показал, что это решение было верным — лучше три больших, но подконтрольных государству субъекта, чем десятки мелких, неконтролируемых. В результате прямые поступления в бюджет от лотерей достигли отметки — свыше 320 млн грн в год (порядка $40 млн). При этом дополнительно примерно такая же сумма была уплачена операторами в госфонды и по направлениям других налогов — НДС, налогов на зарплату и так далее. И расчеты показывали, что при соблюдении существующей тенденции, объемы отчислений операторов в пользу государства будут с каждым годом существенно увеличиваться — вплоть до нескольких миллиардов гривен в год.

Объемы поступлений в бюджет от лотерейной деятельности, данные АМКУ

Однако украинские власти, похоже, не были бы украинскими властями, если бы не испоганили любую, даже столь перспективную сферу, которой является социально-ориентированная государственная лотерея. И, начиная с 2014 года они это планомерно доказывают (что уже следующий год более чем продемонстрировал).

Реванш азарта: направления атак

Если проанализировать ситуацию на лотерейном рынке в последние годы, можно обнаружить, что наступление сторонников азартного бизнеса на него велось сразу по нескольким параллельным направлениям. Рассмотрим каждое из них.

Наступление на рынок

В августе 2014 года Шлапак заявил, что государственные лотереи якобы являются нелегитимными. Спустя несколько месяцев суд признал подобные заявления министра превышением полномочий, и, стало быть, незаконными. Но зачем в таком случае, он это сделал? Кому он подавал сигнал? После его заявлений доблестная украинская (тогда еще) милиция начала разрушение сетей ряда легальных операторов. Она выбрасывала на улицу терминалы, заставляла выносить мебели с точек продаж… Для кого милиция зачищала место?

Дальше — больше. В 2015 году с подачи правительства Верховная Рада приняла изменения в Налоговый кодекс, существенно осложнившие жизнь легальным лотерейным операторам. Для них основательно повысили налоги, поставив их в такие условия, при которых они априори стали проигрывать теневому азартному бизнесу.

«Налоговая реформа КМУ, принятая вместе с бюджетом на 2015 год, предусмотрела крайне тяжелую налоговую нагрузку на операторов лотерей: введен налог на доход по ставке 10% и налог на прибыль по ставке 18% (с 2019 года — 26%, а вскоре — 30%, — ред.) с операторов лотерей, и дополнительно введено налогообложение всех выигрышей по ставке 18% НДФЛ и 1,5% военный сбор (до сих пор облагались только выигрыши более 50 минимальных зарплат по ставке 15%) — поясняет суть налогового удара против лотерейщиков эксперт Зоряна Топорецкая. — Легальные лотереи при такой налоговой нагрузке просто не могут конкурировать с теневым азартным бизнесом. Ведь, в отличие от легального бизнеса, теневой бизнес налоги практически не платит (возможно, разве что небольшие отчисления в виде налога на прибыль, если оформляет свою деятельность под видом интернет-клубов, чтобы получить некое легальное прикрытие)».

Особенно ударило по лотерее введение налога на любые, даже самые мелкие, выигрыши. После такой «реформы» игроки, купившие, к примеру, выигрышный билет за 10 грн, на руки получали меньше этой суммы — всего чуть больше 8 грн. В связи с этим популярность «классических» лотерей — моментальных, либо тиражных, тут же снизилась. В свою очередь выросла популярность нелегальной «игорки». Еще бы! Та никаких налогов не никогда не платила априори и имела возможность обещать потребителям золотые горы.

Ударом на добивание по лотерейной деятельности стало исчезновение (вопреки закону!) из текста государственного бюджета упоминания о том, что средства от нее идут на социальную сферу: отныне эти деньги просто «размывались» в бюджете. То есть людей сознательно убедили: между лотерей и игорным бизнесом нет никакой разницы.

При этом взамен лотерей стало расти предложение от теневого игорного бизнеса, который маскировался под лотереи, одновременно игнорируя непомерное налоговое бремя, возложенное на легальный бизнес. На улицах страны можно было заметить значительное увеличение различных игорных заведений, действовавших под вывесками «компьютерных салонов» или «интернет-клубов» (о том, кто и как позволил этим нелегальным заведениям работать, несмотря на законодательный запрет, рассмотрим чуть ниже), генерирующих миллиарды черной налички. Какие именно услуги они предлагали в действительности, «Апостроф» детально исследовал в одном из своих материалов.

С течением времени стало понятно, что общее увеличение налоговой нагрузки, введение налогов на мелкие выигрыши, исчезновение социальной графы бюджета, и, как следствие, появление всех этих нелегальных «интернет-клубов» — звенья одной цепи в интересах вполне определенных лиц, которые либо изначально были владельцами подобных заведений, либо имели вполне конкретные планы забрать побольше таких точек под свою крышу.

Подставить и купить

Вторым направлением атаки на лотерейный рынок стало умышленное уменьшение доли на рынке легальных операторов, с одновременной попыткой «легализовать» под видом лотерей незаконные игорные заведения.

На момент начала «налогового наступления » на лотерейный рынок в легальном поле в Украине действовали всего три оператора государственных лотерей: это компании «М.С.Л», «Патриот» и «Украинская национальная лотерея». Причем доля последней на рынке в сравнении с суммарными долями двух первых была относительно незначительной. Однако уже через год «УНЛ» удивительным образом оказалась фактическим монополистом. Так произошло из-за того, что ее конкуренты «неожиданно» были внесены в санкционные списки СНБО. Сделано это без всяческих, даже формальных причин, и настолько тайным образом, что за три года, пока действовали санкции (в 2018 году они были отменены, — ред.), ни один из государственных органов так и не смог объяснить логику этого шага.

Впрочем, логика введения санкций становится вполне понятной, если учесть, что за время, пока продолжалась санкционная эпопея, деятельность «М.С.Л.» и «Патриот» была серьезно затруднена. А это, это, в свою очередь, развязало руки «УНЛ» делать на лотерейном рынке все, что она пожелает. И компания этим воспользовалась, окончательно загнав его в тень. Сразу после введения санкций против конкурентов, стал очевиден процесс консолидации под крышей «УНЛ» всех видов теневых игорных заведений, с присваиванием им формального статуса «национальной лотереи».

Делалось это как путем открытия новых псевдо-лотерейных точек, так и через давление на существующие теневые игорные сети с целью заставить их признать главенство этого оператора. Внимания заслуживает история с букмекерской и игорной сетью «Фаворит», владельцев которой правоохранители в 2016 году обвинили в организации незаконного игорного бизнеса и даже в пособничестве террористам. Однако уже через несколько месяцев «Фаворит» оставили в покое, сразу после того, как сеть заставили перейти под крышу оператора «УНЛ» и обложили данью. Аналогичным образом «УНЛ» обложила данью «Пари-Матч» и другие сети.

Сегодня все эти сети под вывеской «УНЛ» особо не прячась продолжают предлагать украинцам услуги игорного бизнеса и букмекерства. А «УНЛ» принимает за это финансовые подношения, потому что смогла оформить их игорный бизнес, как лотерейный.

Во второй части материала мы расскажем, как благодаря усилиям чиновников Минфина игорные заведения были фактически легализованы под вывеской государственных лотерей. А также о том, в чьих интересах это было сделано и кто конкретно помогал превратить лотерейный рынок в игорный.

 

Share This Post

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>