Share This Post

Ипподромы

Почему в Петербурге нет ипподрома

Почему в Петербурге нет ипподрома

В Петербурге нет ипподрома. Что удивительно – за последние двадцать лет предпринималось минимум четыре попытки организовать ипподром в Петербурге и окрестностях: находились и инвестор, и место – но все ничем не заканчивалось. Сейчас, чтобы посмотреть бега, надо ехать в Финляндию или в Подмосковье. В Финляндии на 5 миллионов жителей 43 ипподрома. В России на 146 миллионов – не больше 30.

Истина против дочери Гаранта и Журналистки

Причина понятна: отсутствие спроса. Хотя  поездка за город на конные состязания могла бы украсить выходной, но об этом догадываются только те, кто на ипподроме побывал. В числе таковых оказался и корреспондент «Города 812» (при этом посещен был ипподром в Барнауле — прим. timelottery.ru)

О том, что на Барнаульском ипподроме проводится всероссийский фестиваль орловского рысака, знал весь город благодаря билбордам и рекламе. По моим наблюдениям, пришло около трех тысяч зрителей, по официальным данным – в три раза больше. Билет с программкой стоил 150 рублей, столько же составляла средняя ставка на тотализаторе, буфет был дешев. График был такой: 3–4 заезда – это когда лошадью управляет наездник в колеснице, потом одна скачка, потом снова заезды, а в промежутках – показательные выступления по конкуру. Плюс музыка и двое артистов-ведущих.

В каждом заезде или скачке участвует от 5 до 8 лошадей. Перед стартом их сдерживает специальный автомобиль с широченным брусом на крыше. Дан старт – машина сигает в сторону. У нас используют обычные джипы, в Финляндии – старинные. Лошади бегут три четверти круга, в конце их фиксирует фотофиниш. После заезда трассу ровняет трактор, используя вместо граблей старые покрышки.

В это время в кассовом зале монитор выводит картинку: сколько человек на какую лошадь поставили и какой будет коэффициент. После финиша появляется тройка призеров и суммы выигрыша.

Тотализатор захватывает даже неазартных людей – потому что хочется за кого-то болеть, даже если у тебя нет знакомых лошадей. Скачка  длится всего 2 минуты, но ставки собираются очень быстро, а выигрыши выдаются сразу. В программке услужливо написано, кто на какой скачке считается фаворитом. Для тех, кто любит сам выбирать объект ставок, сообщаются все сведения про каждую лошадь: где и от каких родителей она рождена, каковы были последние результаты, сколько раз занимала призовые места. А можно не заниматься аналитикой, а просто ставить на красивое имя.

Я так и попыталась сделать. Во время забега кобыл-трехлеток фаворитом считалась лошадь по имени Журга. Как сказано в программке, отец – конь Гарант, а мама – кобыла Журналистка. Но мне плод любви гаранта и журналистки не понравился. Другое дело – Истина. Пока думала, ставку сделать не успела, а зря: фаворит Журга заняла только третье место, а Истина победила. Поскольку она была «темной лошадкой», каждый рубль, поставленный на нее, умножался в 33 раза. На фаворитах выигрывают мелочь: ставят 100 рублей – выигрывают 150, а после уплаты налога получается 130.  Вообще, единственный недостаток барнаульского тотализатора – именно в небольших сборах. Даже если ты единственный из всех предскажешь победу аутсайдеру – больше 10 тысяч за один заезд не получишь. Глупо ставить большие суммы, когда все ставят по 100 рублей: ты просто вернешь назад свою ставку с небольшим бонусом.

Кроме того, на барнаульском ипподроме принимают только два вида ставок: одинар (угадываешь одного победителя в каждом заезде) и парный (угадываешь двух призеров). Парный популярностью не пользуется. Другие варианты – угадывать победителей в 3–5 заездах подряд, угадывать 2 и 3 место – не предлагались, а именно при таких ставках выиграть сложнее, зато и выигрыш должен быть больше.

Говорят, в советские годы на московском ипподроме выдачи достигали 27 тысяч рублей – можно было купить три новых автомобиля. В теории в современном Петербурге, где бега могли бы посещать 5–7 тысяч человек, а еще столько же делали бы ставки в Интернете, как это делают финны, за один заезд могли бы разыгрывать от 200 тысяч рублей. А за день – несколько миллионов.

Четыре попытки

Понятно, что ипподром выгодно обустраивать в большом и небедном городе, как раз таком, как Петербург, тем более что опыт и история есть. Первый ипподром – в честь него названа платформа Скачки – закрылся из-за Первой мировой войны. Правда, трибун и ставок там не было. Второй открылся в 1876 году – на месте нынешнего океанариума и ТЮЗа. Был разрушен уже во Вторую мировую войну и так и не восстановился.

В новейшей истории города ипподром обещали уже четырежды.

  • Первая попытка. 1995 год – угол Белградской и Салова. По смете строительство обошлось бы в 7 млн долларов и должно было закончиться в 1998-м.  Были построены поле и часть трибун, потом строительство заморозили, тем более что соседство с кладбищем многие считали неудачным. Одно время на территории проводили страйкбольные тренировки. Сейчас там выстроили торговый комплекс.
  • Вторая попытка. В 2001 году американские инвесторы обратились к губернатору Ленобласти Валерию Сердюкову с предложением вложиться в строительство ипподрома. Предполагалось, что заведение появится в Ломоносовском районе, займет 240 гектаров и обойдется в 100 миллионов долларов. Губернатор высказал сомнение в том, что азартные люди поедут в область, чтобы сделать несколько ставок.
  • Третья попытка. 2007 год, снова Ленобласть, на этот раз – Всеволожский район. Сначала Валерий Сердюков поручил КУГИ найти участок – около 25 гектаров – во Всеволожском районе. Затем ожидался приход инвестора, способного вложить в строительство 30 миллионов долларов с условием сохранения за собой 75% акций (остальное получила бы Ленобласть). Место нашлось возле IKEA на Мурманском шоссе. Затем грянул кризис 2008 года, и проект свернули. Чуть позже объявился новый инвестор – новозеландец Дэвид Филипс, но он захотел получить 100 гектаров и построить трибуны на 25 тысяч мест, а не на 5000, как предполагалось изначально. Переговоры, видимо, ни к чему не привели.
  • Четвертая попытка. 2015 год. «Газпром» собирается строить ипподром в Сестрорецке с намерением сразу передать его под управление ОАО «Росипподромы», где совет директоров возглавляет Алексей Миллер, а генеральным директором является другой топ-менеджер «Газпрома» – Николай Исаков. Стоимость – миллиард рублей, площадь – 47 га, вместимость – 4 тысячи человек. И главное – у Росипподромов уже есть лицензия на тотализатор.

«Город 812» связался с ОАО «Росипподромы» и поинтересовался, собираются ли они внедрять обещанный проект в жизнь. Там предложили обождать совсем немного – пока не пройдет футбольный чемпионат.

«Да, изначально планировалось, что ипподром будет готов до 2018 года и добавит привлекательности Петербургу как туристической столице, – заявил Исаков. – Но сейчас появились другие приоритетные проекты, а кроме того, нужно замерить, насколько эффективно действует тотализатор там, где он уже открылся, – в Краснодаре, Саратове и др.».

Мало кто знает, но ипподром у нас есть – не в городе, а в Ропше. Принадлежит он конному заводу «Ковчег».

Разговор с директором вышел короткий.
– Как часто вы проводите соревнования?
– Несколько раз за сезон. Скачки на приз завода «Ковчег» – традиционно в июле.
– Насколько я знаю, у вас есть тотализатор. Он лицензированный?
– Нам не нравятся ваши вопросы. Всего хорошего.

По отзывам зрителей, на ипподроме нет трибун, но есть необязательный дресс-код для дам (веер и шляпка с парасолью), для придания киношного вида. Тотализатор – просто палатка на поле с рукописными бланками-заявками и безо всякого электронного табло. Заезды не проводятся, только скачки и конкур. Зрителей даже в очень хорошую погоду собирается от силы 500 человек, несмотря на то что организаторы предлагают подвозку от ближайшего метро.

Другое место, где можно посмотреть конные соревнования, – конный клуб «Дерби» в поселке Энколово. В двух шагах от города. Казалось бы, у клуба есть все перспективы, чтобы вырасти в большой ипподром, тем более что владеет им бывший петербургский вице-губернатор Виктор Локтионов. Он же директор племенного завода «Бугры». На тех землях, которые приписывают Локтионову, можно построить 30 ипподромов площадью 25 га. В двух шагах от «Парнаса»! Но – не строят. Почему?

– Причина в тотализаторе. Пока его не разрешат, у ипподромов нет будущего, – пояснила Анна, начкон (есть такая должность) клуба «Дерби». – Без тотализатора ипподром не сможет зарабатывать большие деньги. И, соответственно, привлекать к участию много лошадей – необязательно знаменитых, но просто разных. В наших краях лошадей мало.

– Я видела статистику: в Ленобласти менее 1 процента лошадей, выращенных для «спортивно-досуговых мероприятий», но все равно это больше тысячи голов.

– Это же не скаковые лошади. Для выездки, для конкура. А ипподром может заманить массового и постоянного зрителя только скачками. И надо, чтобы они проходили регулярно, часто. И недалеко от города, чтоб туда было легко добраться. Между тем даже в Москве ипподром все время грозятся закрыть и возвести на его месте жилые дома. Хотя он там работал даже в советские годы и известен как шедевр сталинской архитектуры. И метро в честь него названо.

– В Москве теперь тотализатор завели, так что, наверное, не закроют.

– Москвичам проще, потому что у них много богатых владельцев скаковых лошадей. У нас же богатых меньше… Понимаете, скаковую лошадь дорого растить и тренировать, владеть ею – это уже не хобби, а бизнес. Ведь люди зачем обычно лошадь покупают? Чтоб самому кататься. А на скаковую так просто не сядешь. Значит, покупать лошадь, потом покупать спортсмена, который будет на ней выступать, а самому что – только морковкой кормить? Обидно.

– Зачем ипподрому 25 гектаров земли?

– Можно обойтись и 15 гектарами, но не меньше. Нужна конюшня на 400 лошадей на случай больших многодневных соревнований. На этот же случай нужна гостиница. Лазарет, потому что скачки – очень травмоопасно. Несколько кафе. И вообще побольше пространства, чтобы люди не сидели на местах, как на футболе, а могли спокойно ходить туда-сюда.

Тотализатор как катализатор

Хозяева ипподромов в один голос твердят, что только они спасут конный спорт от вымирания. Приводят в пример Финляндию, где населению якобы специально привили любовь к скачкам, чтобы развивать и спасти от вымирания редкие финские породы лошадей. В России ипподромы успешно работали и без букмекеров, но только в южных городах, где конезаводы и казацкие станицы и всем хочется себя показать.

В Петербурге же получается замкнутый круг. Есть конные клубы со своим полем и даже землей под большое строительство. Но петербуржцы не ездят к ним смотреть скачки, потому что нет рекламы и инфраструктуры. Вкладываться во все это бессмысленно, потому что без тотализатора расходы не отобьются.

Еще большей бессмыслицей выглядит получение букмекерской лицензии. Потому что Росипподромы хотят добиться внедрения госмонополии на конный тотализатор. Понятно, что ни один конный клуб не станет строить бизнес, чтобы прибыль получали потом другие. Остается дождаться, когда постройку ипподрома полностью возьмет в свои руки государство.

Источник: online812.ru 

 

Share This Post

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>