Share This Post

События

Тринадцатый год развития игорных зон

Тринадцатый год развития игорных зон

Интервью с Дмитрием Анфиногеновым, председателем Ассоциации операторов индустрии развлечений и спортивно-зрелищных мероприятий (АИРИС)

Прошло 13 лет с тех пор, как в российском игорном бизнесе случился переломный момент. Теперь мы движемся по пути развития игорных зон. За это время отрасль пережила несколько глобальных кризисов и потрясений. Как бы вы охарактеризовали период, который происходит сейчас. Это спад, подъём или нечто иное? Что необходимо изменить?

Отрасль действительно много пережила за эти 13 лет. И два последних кризиса сильно отразились на нашем направлении. Пройдя этот продолжительный отрезок, с уверенностью могу сказать, что игорный бизнес не развивается в отрыве от качественной инфраструктуры, транспортной доступности и возможности пересекать границы государств. Игорный бизнес – это один из драйверов туристической отрасли. Поэтому нужно уделять еще больше внимания развитию локаций, в которых находятся игорные зоны. Безусловно, это в меньшей степени относится к Сочи, но напрямую касается всех остальных игорных кластеров.

Для роста и достижения стабильных результатов необходимо иметь прогнозируемое налогообложение. Не должно появляться никаких дополнительных регуляторов и инициатив, которые каждый год меняют среду вокруг предпринимателей.

Этот бизнес требует больших вложений, поэтому хочется дать больше уверенности инвесторам. У них должна быть возможность концентрироваться на созидании и выстраивать стратегию развития в рамках 10-летнего отрезка времени.

Игорные зоны работали на генерацию туристического потока из других стран в свои регионы. При этом, достаточно успешно. Но в 2022 сферы туризма и авиасообщения стали работать по другим правилам, как минимум на нашем континенте. Как игорный бизнес собирается отвечать на такой вызов?

В данный момент авиационное сообщение – это огромная боль для любой локации. Ведь более быстрого способа добраться из одной точки в другую не существует. А сейчас мы получили ситуацию, в которой время на перелет увеличилось. В первую очередь критически это отражается для коротких путешествий, например, на выходные из Москвы в Сочи или Калининград. Люди не привыкли тратить 4-5 часов на перелет в один конец. Мои слова прекрасно иллюстрирует пример Израиля, ведь граждане этого государства считаются самыми путешествующими, предпочитая страны с дальностью в 2 часа полета.

Сейчас в мире установился некий тренд на миграцию игрового туриста, но в России эффект пока минимальный. Во время крупных мероприятий и больших покерных турниров игровые туристы могут собираться в конкретной локации. Кстати, учитывая именно нынешние реалии, наша Ассоциация совместно с Союзом Участников Интеллектуальных Игр организовала Чемпионат России по покеру, чтобы дать импульс развития всем игорным зонам за счет внутреннего туризма.

Нынешняя ситуация – это огромный вызов для всего игорного бизнеса. Лично я не вижу другого выхода, кроме как максимально послаблять законодательную базу с точки зрения визовых ограничений. Желательно перестать работать по зеркальному принципу с иностранными авиакомпаниями. Нужно открыть им небо и позволить летать в наши города.

В подобном сценарии хотелось бы увидеть послабления для иностранных граждан по части ввоза иностранной валюты. Это позволит иностранцам ввозить более крупные суммы денег, чтобы потом обменять их на рубли и потратить на месте.

Все это позволит нам открыть финансовый поток инвестиций в нашу страну. Перед глазами — пример Франции и Италии. За счет туризма эти государства привлекают в свои бюджеты миллиарды долларов.

У России огромный потенциал по части привлечения туристов и их средств. Конечно, политическая ситуация сейчас усложняет использование банковских карточек, поэтому туристам необходимо разрешить ввозить наличные деньги. Средства в конечном итоге останутся в нашей стране и будут подпитывать российский бизнес –  от малого до крупного.

Все эти меры позволят игорному бизнесу усилиться в непростой период и регулярно занимать высокие места в рейтинге налогоплательщиков.

Внутренний туризм развивается, что не может не радовать. Но статистика говорит о том, что путешествует не так много людей. Для Сочи цифры традиционно хорошие, но остальные регионы пока не демонстрируют большого прироста.

Я думаю, что в этом сезоне многие туристы отправятся на Алтай. Эта локация должна получить много новых посетителей. Но для Калининграда и Сочи в этом году ситуация стала сложнее из-за увеличенного времени перелета. Если говорить про Владивосток, то в этот город всегда было трудно привлекать российских туристов из-за дальности и стоимости перелёта.

Очевидно, что тенденция на развитие внутреннего туризма только продолжает набирать актуальность. Планируют ли игорные зоны стать частью какого-нибудь крупного туристического проекта. Или, возможно, сами выступят инициаторами таких проектов в своих регионах?

Большинство инвесторов, развивающих игорный бизнес, сейчас получают хорошие преференции в строительстве гостиничной инфраструктуры. Уход от уплаты НДС на ближайшие 5 лет станет для них хорошим подспорьем и позволит сократить срок окупаемости проектов.

Что касается дополнительного развития, доступности и релокации людей в эти локации. Я бы рассмотрел возможность перехода на упрощенный НДС для туристических компаний, которые занимаются доставкой туристов и их размещением в отелях.

Сегодня туроператоры, сотрудничая с новыми отелями, столкнутся с особенностями возникновения НДС на одной стороне и его отсутствием на другой. Тут есть над чем подумать.

А если говорить глобально, любые инициативы, способствующие открытости нашей страны, позволят нам дать подушку безопасности в части валютной выручки. И позволят иностранцам чаще прилетать, больше тратить и забирать с собой хорошее впечатление о России.

Сейчас трудно найти отрасль, по которой не ударили экономические санкции. Чем в этом отношении может «похвастаться» игорный бизнес?

Скажу, что устойчивое положение игорного и туристического бизнеса – это следствие высокого благосостояния внутреннего и внешнего туриста. Сегодня падает экспортная выручка у большинства отраслей, компании импортеры тоже потеряли весомую часть дохода. Поэтому западные санкции конечно не радуют.

Но в этом можно увидеть определенные возможности. Как говорится, закрывается одна дверь – открывается другая. Появился большой драйвер для развития локальных сетей, для управляющих компаний, для менеджмента России. С уходом иностранных компаний, российские компании получают шанс развиваться и больше зарабатывать. Это огромное окно возможностей, которое открывается для бизнеса.

Противники игорного бизнеса неустанно говорят о его вреде для обычных граждан. При этом большинство не углубляется в вопрос и не знает, что все игорные зоны придерживаются стратегии ответственной игры. Могли бы вы рассказать подробнее об этих принципах и рассказать, как это работает на практике?

Да, такие инициативы есть. Подобные идеи зачастую прикрываются социально-психологическим здоровьем общества, но на практике направлены извлечение прибыли из дополнительных транзакций.

С свою очередь, Ассоциация уже год работает на всей территории России. И один из её основополагающих принципов — это защита игроков и самого бизнеса от разных сомнительных историй и негативных кейсов.

Ранее игорный бизнес в России являлся носителем отрицательной репутации. Сейчас же вся деятельность игорных зон направлена на то, чтобы в отрезке 5-10 лет неигровые доходы обогнали игровые, а имидж игорных зон становился позитивным и привлекательным для их гостей.

Что касается стратегии ответственной игры. В первую очередь она предполагает работу с «зависимостью». Это гости, которые сами себя ограничили в игре. Гости, проигрывающие больше, чем они могут себе позволить. Гости, не умеющие вовремя остановиться. Одна из задач Ассоциации — помогать игорным зонам обмениваться такой информацией. И это уже успешно применяется на практике. Игорная зона «Красная Поляна», игорная зона «Янтарная», а также «Алтай Palace» и Владивостокский Tigre de Crystal работают сообща в этом направлении. Все члены Ассоциации могут ограничить доступ игроку к азартным играм, как по его инициативе, так и по желанию членов его семьи на определенный срок.

И это не все. Ассоциация защищает права бизнеса, обмениваясь информацией и о недобросовестных посетителях игорных зон. Речь о людях, которые злоупотребляют доверием или позволяют себе мошеннические действия в отношении бизнеса.

Любому ответственному заведению приятно видеть своих гостей в качестве постоянных клиентов. Ни одно игорное заведение не преследует цель пригласить игрока, получить с него максимум прибыли здесь и сейчас, чтобы больше с ним не встречаться. Менеджмент игорных заведений работает сообща, работает на возврат игроков и генерацию положительных эмоций. А отнюдь не на одномоментное извлечение прибыли, которое может оставить за собой негативный или даже драматичный след.

Давать какие-либо прогнозы – это непростая и часто неблагодарная задача. Но все же, давайте попробуем представить, что будет с игорными зонами, если нынешнее положение вещей в международной политике и экономике сохранится 2-3 года?

Прогнозы делать тяжело. Мир очень быстро меняется. Пандемия показала, что за 2-3 года мы научились работать на локальном рынке. В то же время, мы всегда готовы и к иностранным гостям.

Люди смогли одержать победу над вирусом, логистические цепочки заработали по-новому. Мир становится многополярным, без сомнений. Если курс установится около отметки в 70 рублей за доллар, мы станем еще привлекательней для иностранных гостей. Поэтому мой прогноз, что за 6-7 месяцев игорный бизнес адаптируется к новым условиям. А к 2024 году мы вернем львиную долю того заграничного потока во все игорные зоны России.

Я уверен, все будет хорошо, мы с оптимизмом смотрим в будущее. И если не появится новых регуляторных инициатив, то игорный бизнес станет одной из ключевых платформ для развития туристического бизнеса в России.

0
 

Share This Post

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>