Share This Post

Игорные зоны

Бывший владелец «Шангри Ла»: «Закрыть все казино – это не реформа»

Бывший владелец «Шангри Ла»: «Закрыть все казино – это не реформа»

Майкл Боттчер вспоминает, как потерял пять казино в Москве, и оценивает российскую реформу игорного бизнеса. Источник: Ведомости.

С владельцем некогда одной из крупнейших российских игорных империй – Storm International – Майклом Боттчером мы сидим у него дома, в квартире в самом центре Москвы. «Эта недвижимость одна из немногих, что остались у меня в России», – мрачно сообщает он. Я говорю, что хочу начать с закрытия его казино в России. Он внимательно смотрит на меня и спрашивает: «Вы не расстроитесь, если я вдруг начну плакать?»

Боттчер начал строить казино в России с середины 1990-х. Последний раз мы встречались летом 2005 г. в его любимом казино Jazz Town на Таганской площади. Тогда бизнес был в зените славы, а его хозяин был весел и полон оптимизма. Сегодня я ничего подобного не вижу, он вообще сильно изменился.

10 лет назад в России фактически запретили игорный бизнес – создав для азартных игр специальные зоны. К 2008 г. компания Боттчера управляла пятью крупными московскими казино – New York, «Шангри Ла», «Ударник», Jazz Town (бывшее «Винсо гранд») и «Карнавал» – со 150 игровыми столами, а также сетью из 25 слот-залов (более 2000 автоматов), сетью баров и ресторанов. Боттчер, как и другие лидеры рынка, в зоны не пошел, он возродил бизнес в соседних странах – Грузии, Белоруссии, Армении и проч. За 10 лет на рынке появилось слишком много конкурентов, жалуется он, а правительства разных стран лишь ужесточают требования к бизнесу, работать стало сложно во всех сферах. Работать в России он больше не хочет, а перспективу видит лишь в странах Азиатского региона.

– Хочу процитировать ваши слова из прошлого интервью. На мой вопрос о перспективах вашего бизнеса в связи с ужесточением требований к деятельности игорных компаний вы ответили следующее: «Я не готов говорить о каком-то ужесточении со стороны властей, поскольку это только слова. На деле ничего нет. Конечно, власти могут принять закон и вывести все казино за 101-й километр, но я не думаю, что такие действия можно совершить вот так спонтанно. В конце концов, владельцы игорного бизнеса вложили десятки миллионов долларов в этот бизнес». В итоге всех закрыли. Скажите, вы были излишне самонадеянны или излишне оптимистичны?

– Не знаю. Но я до сих пор не вижу логики в этом решении. Острая потребность в переменах была, это очевидно. Но необходимости закрывать все казино не было. Нас погубила доступность и распространение слот-залов. В то время мы, владельцы крупнейших казино, обычно встречались раз в год. На какой-то из встреч я всем сказал, что слот-залы стали большой проблемой для нас всех, их слишком много, они никак не контролируются, надо что-то делать. Так мне коллеги ответили, что я так говорю, потому что сам, видимо, хочу заполучить весь этот бизнес.

– Ну это немудрено, ведь вы были одним из лидеров рынка…

– Послушайте, мне не принадлежали все казино Москвы. Я действительно предлагал закрыть все слот-залы, включая мои, которые приносили миллионы долларов в месяц. Грубо говоря, я был готов отказаться от половины своего дохода. Я был так уверен в своих словах, потому что знал – большинство крупных городов в мире имеют легальные казино. Проблема здесь, в России, заключалась в том, что в этой сфере не было должного регулирования и правильного законодательства с использованием мирового опыта. Чего, на мой взгляд, не существует до сих пор.

«Я был прав на 100%, что игорный бизнес уйдет в тень»

– Когда вы лично для себя поняли, что это все, это конец в России?

– 30 июня 2009 г. Я до последнего не верил, что они закроют весь бизнес.

– И как это было?

– Как это было? Как я потерял свой бизнес? Я был на бумаге миллиардером, а на следующий день у меня больше не было бизнеса. Вот как это было! Хотя нет. Я-то был в порядке. Но у меня было 6000 сотрудников. И вот они как раз не были в порядке.

– И что вы им сказали?

– Сделал заявление о закрытии деятельности в России. А еще я заплатил им. Мы были единственной компанией на рынке, которая полностью выплатила сотрудникам компенсацию по сокращению штата. Я заплатил им минимум три оклада, а тем, кто проработал у нас много лет, еще больше. Это стоило мне порядка $20 млн.

– А свою оценку реформе вы можете дать?

– Какой реформе?! Закрыть все казино – это не реформа! Вот вы когда-нибудь были на Алтае? Можно подумать, идеальное место для казино…

– Ну там более 200 км до ближайшего города…

– Ха-ха-ха. 200 км до ближайшей дороги! Тому, кому пришла в голову эта идея… (Стучит кулаком по столу.) Он не был очень умным человеком. С таким же успехом можно было бы открыть казино на Луне! Да, я съездил во все зоны. Рассказать вам про Калининград? Прилетели, познакомились с администрацией. Очень приятные молодые люди. Далее, я с ассистентом поехал посмотреть казино. Хорошее казино, красивое. Когда мы зашли внутрь, количество находившихся там гостей удвоилось. Да, кроме нас там было всего два человека. Один из них был так пьян, что еле стоял на ногах. Но такси отказалось приехать и везти его в город. Когда он спросил, что же ему делать, ему ответили – идти пешком. Прекрасный сервис! 50 км пешком!

– Это единственная зона, которая оставила такое неизгладимое впечатление?

– Я был везде. Алтай, «Азов-сити», Владивосток, где построили казино с ориентацией на китайцев. Насколько я знаю, во Владивостоке этот бизнес борется за выживание! Он не приносит существенных доходов. Да, я это знаю точно. Все, кто работал на меня раньше, теперь работают в других казино, так что в целом я в курсе, как у них идут дела.

– Можете оценить объем игорного бизнеса?

– Тогда, до закрытия? Не было никаких официальных оценок. $6–9 млрд, может быть.

– А сейчас больше?

– Конечно, нет. Я был прав на 100%, предполагая, что если все казино закроют, то бизнес уйдет в тень. Игорный бизнес как был, так и останется, просто это будет не так доступно. Сейчас бизнес за пределами зон есть и принадлежит криминальным группировкам. Могу предположить, что и силовые структуры не остались в стороне.

– Вы недавно побывали в Сочи, насколько я знаю. А с Ткачевым вы встречались? Он вам не предлагал ничего взять в управление? (Александра Ткачева, бывшего губернатора Краснодарского края, участники рынка называют владельцем «Казино Сочи».)

– Попытки организовать встречи были и с нашей стороны, и со стороны бизнеса и властей Сочи. Но таковых пока не состоялось.

– Можете дать профессиональную оценку «Казино Сочи»?

– Я лично не был в этом казино. Я был на конференции в Сочи по игорному бизнесу, которая состоялась лишь накануне его открытия. Но в «Казино Сочи» нас не приглашали, более того, никто из представителей «Казино Сочи» не принял участия в конференции. Я слышал, что порядка 60% их сотрудников пришли из Storm International. Я лично знаю нескольких менеджеров, раньше управлявших моими казино в Москве. Насколько я понимаю, у менеджмента не много полномочий и они не могут принимать никаких решений.

«Очевидно, мы не понравились кому-то»

– Что произошло с площадями ваших московских казино?

– Большая часть продана. Есть небольшая доля в здании, где располагался Jazz Town на Таганской площади, но там более десятка дольщиков. Сам объект сдан в аренду. Я бы хотел продать свою долю, но договориться со всеми очень трудно, многие проявляют жадность. Без меня у них не было бы ничего, но они забыли об этом. В гостинице «Пекин» у нас до сих пор в долгосрочной аренде порядка 4000 кв. м (ранее там располагалось казино New York). После закрытия казино мы открыли там развлекательный комплекс Radio City Bar & Kitchen, но объект для такого бизнеса оказался слишком большим, и мы едва выходили на окупаемость. Сейчас мы отдали его в управление, там открыли ресторан.

– В 2011 г. ФСБ задержала главного исполнительного директора компании Storm International Дарена Кина. Задержали за организацию незаконного игорного бизнеса в «Шангри Ла» на Пушкинской. Что это было?

– Журналисты слишком раздули историю.

– Но его задержали…

– Да, а потом отпустили. (Кин дал признательные показания, и его выпустили, обязав выплатить штраф – 150 000 руб. – «Ведомости».) Очевидно, мы не понравились кому-то, не знаю кому. Честно, не знаю. Мы ничего плохого не сделали. Вы думаете, что, имея уже успешный бизнес в соседних странах, мы бы стали заниматься нелегальным? Возможно, кому-то не понравилось, что мы слишком успешно начали возить богатых русских игроков в наши казино в Минск и Ереван. Дать признательные показания, возможно, был единственный способ выйти. К тому же ситуация стала опасной для его жизни, пребывание в СИЗО без должного медицинского обеспечения обострило хронические заболевания. В любом случае, сегодня Кин продолжает работу в компании.

«Схема отлажена еще в России»

– Что представляет собой сейчас ваша компания? Какова ваша новая жизнь и кто ваши клиенты?

– Мы продолжаем работать в сфере игорного бизнеса. После того как стало известно о закрытии игорного бизнеса в России, мы обратили свое внимание на страны ближнего зарубежья. Первым в 2008 г. было открыто казино «Шангри Ла» в Ереване, в следующем году – в Минске. Тогда же появилась сеть слот-клубов в Германии, развлекательные комплексы в Мексике (бизнес был продан в 2016 г.), в 2012 г. открыли казино «Шангри Ла» в Тбилиси, а в 2017 г. – в Риге. Из нового могу назвать проект в Гане, там есть небольшая сеть слот-залов, нужно пока прощупать рынок, чтобы делать какие-то существенные инвестиции. Всего у меня сейчас порядка 2000 сотрудников. Если говорить о географии бизнеса, то в Белоруссии почти 40% клиентов – это россияне, в Ереване это местные игроки и гости из Ирана, россиян примерно 20%, в Тбилиси в основном приезжают из стран Ближнего Востока и стран СНГ, россиян 10–15%, в Риге россиян немало (до 30%).

– А схема вашей работы как-то изменилась?

– В целом нет. Схема отлажена еще в России: часть инвестиций мы привлекаем у местных бизнесменов, Storm International выступает управляющим партнером. К примеру, в грузинском «Шангри Ла», инвестиции в которое составили $15 млн, доля Storm International – 75%. Казино начало зарабатывать прибыль только после трех лет существования, в среднем срок окупаемости – пять лет. Операционная маржа составляет 10–20%. Доходы я вам не раскрою, но суммарные расходы Storm International – порядка $6 млн в месяц, а в одном только казино в Тбилиси – $1,2 млн в месяц. Лицензионные платежи и налоги составляют около 40% этой суммы, еще 20% приходится на рекламу и маркетинг.

– Вы меня сейчас удивляете, если честно. В 2005 г. вы были другой человек, вы были эмоционально наполнены, не то что сейчас. Я понимаю, вам тяжело говорить про то, что было, про закрытие бизнеса. Но я спрашиваю вас про новые проекты, и у вас нет энтузиазма. Почему?

– Прежде всего, сейчас все намного труднее. Бизнес изменился, везде серьезная конкуренция. Я управляю казино так, как они должны управляться и управляются во всем мире, потому что я – человек казино! Я начинал как крупье, я посвятил казино всю свою жизнь. Но сейчас в бизнес пришли люди, не имеющие к нему отношения. У них много всего другого, а казино просто так, для развлечения. Это недопустимо. Вы знаете, какие правила они устанавливают? Возвращают клиентам 20, 30, 40% с проигрыша. (Мировая практика допускает возврат не более 10% от суммы чистого проигрыша (за вычетом оплаты еды, напитков, трансфера и гостиницы) клиенту, если он проиграл большую сумму. – «Ведомости».) Что нарушает все законы этого бизнеса! Этим грешат владельцы новых казино. Они считают, что это поможет им привлечь клиентов, но это противоречит здравому смыслу. В итоге плохо всем, они работают в убыток, а мы теряем клиентов. Повторюсь, рынок сейчас высококонкурентный, зачастую складываются сложные отношения с партнерами. И все-таки я воодушевлен, так как на днях мы получили возможность открыть казино в одной из стран Юго-Восточной Азии, но об этом я бы не хотел пока говорить. Хотя ладно, вот смотрите. (Показывает проектные наброски.)

– А обороты вашей компании сейчас сопоставимы с теми, что были в России?

– Нет. Это не более 10% от того, что было.

Я вообще не зарабатывал денег, пока мне не исполнилось 50 лет. Я обычный человек. И я не очень люблю богатых людей, потому что они полны нехорошего и часто говорят гадкие вещи.

– Но они же ваши клиенты.

– О, это другое. Их я обожаю.

«Везде довольно трудно в плане налогов»

– Вообще за рубежом вам комфортно вести бизнес?

– Нет. Везде довольно трудно в плане налогов. Вы знаете, ничего не меняется – богатые богатеют, бедные беднеют, при этом правительство в любой стране на себя тратит огромные деньги. И все бизнесмены, кого я знаю, говорят, что работать стало хуже, чем было 10 лет назад. Абсолютно все, во всех сферах бизнеса. Налоги растут, ограничения множатся. Взять, к примеру, наш бизнес в Германии. Все казино принадлежат государству, частный бизнес имеет право открывать лишь слот-залы. При этом в казино может быть установлено сколько угодно автоматов, а если вы частный владелец слот-зала, то вам позволено их иметь не более 12. Кроме того, есть четкие указания, что два автомата располагаются друг рядом с другом на расстоянии 0,5 м, а следующая пара должна находиться на расстоянии не менее 3 м от соседних пар. Однажды к нам пришли из инспекции с измерительной рулеткой, да-да. Стали мерить эти расстояния. Оказалось, что в одном случае аппарат находился на 1 см ближе положенного. Нас хотели оштрафовать на 50 000 евро. Пришлось долго объясняться.

– Знаменитая немецкая педантичность.

– А взять диапазон минимальной и максимальной ставки в частном слот-зале? Если я не ошибаюсь, он составляет 1–5 евро, при этом оператор обязан установить минимальную паузу между игрой в 15 секунд, т. е. вы можете нажимать на кнопку автомата не чаще чем один раз в 15 секунд. При этом в казино, принадлежащих правительству, разброс ставок составляет от 50 центов до 500 евро, а кнопку старта вы можете нажимать с какой угодно частотой. Это нормально, справедливо? Поэтому люди больше не зарабатывают там деньги. Это сумасшествие! В Европе сейчас получается так: если вы бизнесмен – вы плохой человек. А если вы белый мужчина – бизнесмен, то вы еще хуже. Теперь в Европе нужно принадлежать к ЛГБТ-сообществу, чтобы к вам нормально относились. Я сдаюсь. Будущее за Юго-Восточной Азией, и я еду туда. Налоги там – фиксированные платежи, люди приятные, а еда восхитительная.

«Я люблю Россию»

– Но в Россию вы все равно приезжаете?

– А я люблю Россию, ее главное богатство – люди. Уинстон Черчилль сказал как-то: «Россия – это головоломка, завернутая в загадку и окруженная тайной». Мне нравится это выражение, и он прав, Россия уникальна. Когда я впервые приехал сюда, то со своей русской женой как-то ехал в метро. Я, будучи англичанином, выходя, придержал за собой дверь, чтобы она не ударила идущего за мной, – было ветрено. Так я придержал дверь для жены, а затем для следующего человека, а затем еще для 300 шедших следом. Она спросила меня: «Зачем ты это делаешь?», – а я ответил, что жду, когда кто-нибудь скажет «спасибо». А вот вам другая история. Однажды зимой моя машина застряла в сугробе. Я пытался выбраться, но колеса буксовали. Как вдруг раз – и машина поехала. Я обернулся и увидел двух парней, которые вытолкали машину. Я решил выйти и поблагодарить их, но они разошлись в разные стороны. Они даже не знали друг друга. Увидели, что нужна помощь, толкнули машину и пошли дальше. Обожаю русских! Но страна – это катастрофа. Могла бы быть лучшей страной в мире, но коррупция тотальная. Вы знаете, в Гааге есть большая стоянка велосипедов напротив дома правительства. И премьер-министр ездит на работу на велосипеде. Вы можете представить себе такое в России? Но это должно быть именно так.

– Так что вы предлагаете?

– Открыть казино в Москве, в Санкт-Петербурге и во всех крупных городах с населением более полумиллиона человек, одно казино на каждые 500 000 населения. Слот-залы должны быть запрещены. Казино вполне могут принадлежать государству, но управлять ими должен я.

 

Share This Post

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>