Share This Post

Лотереи

Дело «поющих детей», которым не удалось стать богатыми

Дело «поющих детей», которым не удалось стать богатыми

Николас Прайно и Анхель Навас были двумя «поющими детьми», ответственными за объявление призов Национальной лотереи (Аргентины) 4 сентября 1942 года. Стоя каждый перед своим лототроном (один с номерами, другой с призами) оба боролись со своими нервами. Они планировали большую аферу и обман, который друзья хотели совершить, мог сделать их богатыми.

Розыгрыш лотереи «La grande» в этот день оказался сфальсифицирован, а молодые люди, которые уже не были детьми, сейчас как раз держали в руках шар с выигрышным номером и шар с джекпотом. Они достали (вернее сделали вид, что достали) шары из лототронов чуть раньше, и теперь Навас пропел звучным голосом номер:

— Тридцать одна тысяча двадцать пять

и Прайно подхватил вслед за ним, классически растягивая числа и используя высокий тон, подобающий ситуации:

— Триииииииста тыыыыысяч пееееесо!

билет Национальной лотереи

Так выглядел билет Национальной лотереи (Изображение: газета El Mundo)

Но триумф, приписываемый случайности, не принес друзьям процветания. Дело поющих детей, как его называли в годы, когда ужасы Второй мировой войны едва оставляли место, на первых полосах газет, лишь для некоторых местных новостей, было обнаружено очень скоро и те, кто оказался ответственным (хотя и не все) оказались приговорены к заключению в тюрьме Касерос.

Печально известные времена и мечта спасти себя случайностью

1940-е годы в Аргентине были отмечены многочисленными фальсификациями выборов и различными случаями коррупции. Страна переживала так называемое «позорное десятилетие» начавшееся с государственного переворота в 1930 и закончившееся в 1943.

Простому народу жилось трудно. Название танго, появившегося в то время — Mishiadura (бедность, нищета), казалось, было определением времени. Чтобы спастись от этой напасти не было ничего лучше азартных игр. Самым оптимальным способом выиграть считалась лотерея. Чтобы получить представление: в розыгрыше 4 сентября главный приз был 300 тысяч песо, а базовая зарплата, в том же году, составляла ~ 200 песо.

Правда, в печальной обстановке тех лет, и сама Национальная лотерея подозревалась в коррупции.

Депутат-радикал от города Санта Фе, Агустин Родригес Арайя, начал расследование в отношении лотереи после того, как услышал на улице пересуды о том, что лотерея присуждает десятины (1/10 часть билета) дружественным или связанным с властью людям. Лотерейные деньги должны были идти на благотворительность, но эти люди продавали билеты в свою пользу.

Депутат Агустин Родригес Арая

Депутат Агустин Родригес Арая (справа), президент следственной комиссии Национальной лотереи. (журнал Todo es historyia)

На заседании депутатов в конце июня 1942 года, Родригес Арайя заявил: —  «у них есть десятки родственников бывших президентов Республики, родственников судей, бывших министров, советника Балкарсе, зятя министра, а также сэра, имеющего национальную, провинциальную и муниципальную пенсию»

Настойчивость депутата в выяснении темных сторон лотереи, побудила законодателей создать в конце июля специальную следственную комиссию, которую он и возглавил. Но поющие дети не испугались и планировали осуществить очередное мошенничество, подобное более раннему, когда используя номер 27977 они «выиграли» 5000 песо.

Мошенники были не дети

В афере 4 сентября оказалось задействовано девять поющих детей. Правда, необходимо сделать уточнение: хотя во время розыгрышей они носили серую школьную форму и шорты с мокасинами и носками, певцы не были воспитанниками детских садов.

титульная страницы газеты Сritica за 8 сентября

Сегмент титульной страницы газеты Сritica за 8 сентября, в центре внимания два события: Сталинградская битва и дело «поющих детей»

«Некоторые давно перестали быть детьми. Позже я узнал, что среди них был даже отец троих детей», — сообщал Родригес Арайя в своей книге «В то время как дети поют: история эпохи (Mientras los niños cantan: historia de una época), которую он опубликовал через год после события, где и раскрыл подробности расследования коррупции в лотерее.

«Дети» были в среднем от 18 до 25 (!!) лет, всего их было девять, выбор осуществлялся по жребию. Трое из них находились на сцене: один у самого большого лототрона (с номерами), другой у лототрона с призами и третий, в центре, у доски, где выкладывались призовые номера. При этом все трое в любое время могли меняться с теми, кто был вне сцены, четко обозначенных смен не было. Это обстоятельство и было использовано.

Примерно так происходил розыгрыш

Примерно так происходил розыгрыш, фото из журнала Revista Todo es historia

План мошенничества был продуман заранее. За несколько дней до проведения розыгрыша певцы встретились в Café de los Angelitos с 21-летним итальянцем Сабино Ланселотти, который вместе с Навсаом работал в токарной мастерской, он отвечал за создание идеальной имитации пустого лотерейного шарика, которым планировалось незаметно заменить номер 31025.

Ловкость рук

Незадолго до 4 сентября друг заговорщиков, в одной из точек продаж, по адресу Avenida de Mayo 744, купил полный билет №31025. В день розыгрыша, за час до начала, «поющий мальчик» Рикардо Лопес осуществил подмену, положив пустышку вместо оригинального шарика с номером 31025. К слову, ящик с шариками не был заперт и находился в том же здании, где позже должен был состояться тираж, поэтому у Рикардо не возникло сложностей с этой операцией.

Правда, призовые шары (на которых указывались суммы выигрышей) были под замком, у «детей» не оказалось к ним доступа, поэтому эту замену требовалось провести во время розыгрыша.

Так получилось, что шарик с главным призом (300 000 песо) достали из лототрона в числе первых, и мальчик, который его взял — Франсиско Маньяна, вместо того, чтобы пропеть 300 000 песо, объявил выигрыш 100 песо.

Шарик с главным выигрышем

Шарик с главным выигрышем — 300 000 песо

После этого он передал шарик тому, кто находился на доске — Навасу и тот поместил его цифрами вниз, чтобы никто не заметил указанной на нем суммы. После этого Навас подал знак Лопесу, чтобы тот заменил его на доске, а сам, с ловкостью достойной фокусника, забрал шарик с главным призом, в то время как Маньяна, проходящий мимо, передал Лопесу другой шарик (с мелкой призовой суммой) который и был вложен на место шарика изъятого Навасом.

Маневр с шарами был настолько похож на акт магии, что когда молодые люди, участвуя в следственном эксперименте, повторили его перед судьей Рамоном Васкесом, тот не смог определить момент подмены и попросил сделать это снова, но медленнее.

Судья Васкес наблюдает за реконструкцией подмены

Судья Васкес наблюдает за реконструкцией подмены, 10 сентября

Так, после подмены, у двоих певчих участвующих в розыгрыше, оказалось на руках нужные шарики: №31025 и выигрыш 300 000 песо. Некоторое время спустя, Навас и Прайно вышли на сцену и, сымитировав, что достали шары из лототронов с притворным удивлением и подлинным нервным напряжением спели выигрышный номер.

025 играли многие

Чего мальчики не подозревали, так это того, что многие люди знали о странностях роозыгрыша Национальной лотереи. Так, не вдаваясь в подробности, на следующий день после розыгрыша, газета Diario Crítica сообщала, что ожидаемый номер 025 оказался в главном выигрыше

газета Critica пишет про номер 025

газета Critica пишет про номер 025

Издание писало, что количество людей, играющих 025, оказалось огромным. И не потому, что всем вдруг полюбился этот номер, а потому, что именно эти цифры фигурировали в слухах. Настолько многочисленных, что даже уличные букмекеры отказывались принимать ставку на этот номер.

Энрике Тамбоне, бригадир певцов и один из организаторов аферы, после того как все выяснилось, признался: «Мне нравится делать gauchadas (gauchada — случайное служение или благосклонность, оказанная с хорошим настроем), поэтому я распространил среди своих друзей слух, что выйдет 025».

Выявление и наказание

Афера была блестяще подготовлена и исполнена, но именно запущенный, вольно или не вольно, слух про 025, привел к дальнейшей цепочке событий, закончившейся задержанием поющих детей

Через три дня после розыгрыша, загнанные в угол доказательствами, «дети» рассказали все подробности аферы, а выигранные ими деньги были возращены после обысков в домах участников. Так, в саду дома одного из них было обнаружено 53 тысячи захороненных песо. Нанесенный ущерб был полностью восполнен самими призерами или их родственниками.

Несмотря на то, что многие люди участвовали или извлекли выгоду из этого мошенничества, только восемь человек попали в тюрьму, и все они были «поющими детьми»: В застенки Кастерос, с приговорами от 3,5 до 4 лет, попали Мигель Адага, Франсиско Скализе, Энрике Тамбоне, Энрике Стеймберг, Рикардо Лопес, Андрес Перес, Николас Прайно и Анхель Навас. Франсиско Маньяна избежал тюрьмы как несовершеннолетний: ему было 16 лет. Он оказался единственным, кто был немного ближе к тому, чтобы сойти за мальчика.

Несмотря на то, что он раскрыл мошенничество, Родригес Арайя был сострадателен к мальчикам. «Они не жили в преступном мире и не пришли оттуда; и все же их честный дух был осквернен в коррумпированной среде лотереи», — писал он в своей книге.

"Поющие дети"

«Поющие дети»

Оправдание, которое один из поющих мальчиков, завил на суде многое говорит о том времени (а может и о нынешнем): «чего вы хотите! Почти все живут хорошо и тратят больше, чем у них есть, и все видят их, и никто ничего не говорит… Мы тоже имеем право хорошо провести время!»

По материалам: lanacion.com.ar

0
 

Share This Post

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>