Share This Post

Игорные зоны

Веселье на окраине. Как Шувалово-Озерки стали игорной зоной

Веселье на окраине. Как Шувалово-Озерки стали игорной зоной

Как известно, события первой русской революции привели к тому, что петербургский генерал-губернатор Д. Ф. Трепов в качестве чрезвычайной меры распорядился закрыть игровые клубы в столице. Летом 1907 года губернатор А. Д. Зиновьев подтвердил это распоряжение, превратив временный запрет в постоянный.

В результате лишенные дохода владельцы увеселительных заведений хлынули из центра столицы на ее окраины, формально относившиеся к губернии. Игорной зоной стали Шувалово-Озерки: расположенные в Петербургском уезде, они подчинялись губернатору, но оказывались вне сферы влияния столичной полиции. От Финляндского вокзала сюда можно было добраться максимум за полчаса.

В Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга сохранился рапорт губернатора А. Д. Зиновьева, датированный 16 апреля 1908 года. В нем он с тревогой сообщал министру внутренних дел и председателю Совета министров П. А. Столыпину, что на окраине Петербурга процветают «предприятия для наживы от случайных приезжих посетителей, проводящих в них ночи за карточными столами». Зиновьев указывал, что антрепренеры (так в те годы называли владельцев увеселительных заведений) пользуются типовыми уставами, в реальности же деятельность таких заведений не соответствует заявленным целям: они превращаются в «притоны азарта».

Озерки - Озерная улица

Озерки — Озерная улица (фото: www.etoretro.ru)

Дабы скрыть свое лицо, фактические хозяева таких клубов указывали в качестве учредителей подставных лиц, «по возможности приличного на первый взгляд общественного положения, как-то: отставных генералов и чиновников».

Первоначально уездной полиции было предписано строжайше наблюдать за игрой в таких клубах, а губернское правление должно было самым придирчивым образом относиться к малейшим неточностям устава и рассматривать ходатайства об открытии клубов максимально медленно, «не обращая внимания на назойливые сетования заинтересованных лиц». В уже открытые клубы по поручению А. Д. Зиновьева отправляли чиновников особых поручений: они проводили внезапные проверки, строчили рапорты, после чего губернатор закрывал один клуб за другим.

Однако подобные меры работали слабо. Местная полиция фактически состояла из одного лишь пристава, у которого не было физической возможности обойти все клубы. Более того, хозяева игорных притонов имели на руках разрешения губернатора на открытие вполне легальных заведений и немедленно открывали новое под другим названием, где вновь начиналась игра в карты.

В апреле 1908 года столичный губернатор объявил за бездействие выговор уездному исправнику, а становой пристав был и вовсе арестован на двое суток. Власти потребовали, чтобы уездная полиция два раза в неделю представляла рапорты с точным и подробным объяснением характера деятельности каждого клуба. Однако спустя месяц исправник ограничился докладом о том, что никаких клубов во вверенном ему Петербургском уезде… вообще нет. Возможно, отдельные чины полиции, говоря современным языком, просто «крышевали» игорный бизнес.

Шувалово

Шувалово (фото: www.etoretro.ru)

В начале августа того же года в канцелярию петербургского губернатора поступила анонимка на имя министра внутренних дел Столыпина. В ней сообщалось, что в районе станции Озерки один из известнейших антрепренеров столицы, «субъект без определенных занятий» Евгений Будяговский «открыл серию тайных игорных притонов для обирания простаков». Причем один из них — под вывеской кофейной.

Компаньоном Будяговского являлся некий житель Озерков, известный под кличкой Чайничек, состоявший в дружбе с помощником пристава Ветугиным. Внезапные проверки клуба ничего не давали, поскольку полицейский урядник всегда предупреждал хозяев об опасности.

В ответ на это письмо губернатор потребовал от исправника расследовать обстоятельства дела, а от местной полиции — «прекратить изображать игру в розыск клубов и притонов Петербургского уезда». Однако опять никаких дальнейших результатов не последовало…

Игорные клубы продолжали процветать и при царском режиме, и при Временном правительстве, и даже после постановления Военно-революционного комитета от 24 ноября 1917 года о закрытии «всех клубов и притонов, где производится игра в карты». Статистика советской милиции свидетельствует: в июне — сентябре 1918 года за эту «провинность» были задержаны 188 человек, во второй половине 1919 года — на сто человек больше.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в интернет-магазине С.-Петербургские ведомости.

Источник: spbvedomosti.ru

Иллюстративные фото: etoretro.ru

 

Share This Post

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>