Share This Post

Лотереи

Большая игра в Массачусетсе

лотерея WinFall

Массачусетский технологический институт (MIT) является частным исследовательским вузом в Кембридже, штат Массачусетс. Мировой лидер в области точных наук и технологий, MIT традиционно занимает первые строчки мировых рейтингов лучших учебных заведений и считается одним из самых престижных вузов мира.

Среди его выпускников множество известных людей, в том числе Нобелевские лауреаты (80), обладатели Национальной медали за вклад в естественные науки и стипендиаты фонда МакАртура. Были и те, кто запомнился игрой – например, команда студентов под руководством профессора, занимавшиеся профессиональной игрой в блэк-джек и обчистившие не одно казино Лас-Вегаса

Кадр из фильма «Двадцать одно». Кино основано на реальных событиях, про игроков в покер из MIT

Эта история тоже началась в MIT, в самом маленьком из его общежитий, легендарном Random Hall, в котором проживало всего 93 студента.

Проект — заработать на лотерее

В 2005 году Джейс М. Харви заканчивал обучение в MIT, и подыскивал интересный проект для завершения семестра. Его заинтересовали лотереи, и Джеймс провел оценку выгод и перспектив игры в Powerball и MegaMillions с точки зрения обычного игрока. Исследуя эти лотереи, Харви рассмотрел и другие примеры, именно тогда он обратил внимание на игру Cash WinFall и уникальное предложение в ней – регулярные распределительные тиражи (roll-down). Как позже сказал в интервью сам Харви, ему хватило всего несколько дней, чтобы понять – играя в Cash WinFall можно получать прибыль.

здание Random Hall

Random Hall — самое маленькое общежитие MIT

С момента своего появления лотерея WinFall была похоже на многие другие. Она проводилась дважды в неделю (по понедельникам и четвергам) вероятность выиграть главный приз (6 из 46) составляла 1 из 9 366 819, джекпот начинался с $ 500 000, а выигрыши младших категорий были фиксированными: 5 номеров — $ 4 000, 4 номера — $ 150 и 3 номера – $ 5. Стоимость билета составляла 2 доллара.

По сути WinFall была небольшой местной лотереей, и в какой-то момент она столкнулась с проблемой – потерей к ней интереса со стороны игроков. Этому было простое объяснение: в 2003 в течение целого года никто не мог сорвать в ней джекпот. Так как лучшая реклама для любой лотереи – это победители, то долгое отсутствие довольных счастливчиков на фоне гигантских чеков пагубным образом сказалось на продажах лотерейных билетов.

Руководство лотереи решило изменить правила, чтобы подогреть интерес к игре. Новшество состояло в следующем – джекпот отныне мог расти только до 2 млн долларов, в случае же отсутствия за это время победителя, угадавшего 6 из 46, накопленная сумма разделялась между теми, кто угадал 5, 4 или 3 номера. В результате получился регулярный распределительный тираж (roll-downs) проводимый каждый раз, как накопленный джекпот достигает 2 миллиона.

Надо признать, что затея сработала – игроки ждали очередной roll-downs и с удовольствием в нем участвовали. Организаторы перед каждым тиражом даже давали прогноз, когда именно может произойти очередное распределение.

Для того, чтобы максимально разобраться во всех аспектах лотереи Джеймс совершил поездку в город Брейнтри, где располагался офис организатора, чтобы получить полное руководство для игры, в котором было бы указано как именно распределяются призовые деньги. В то время ему никто не смог помочь (эту информацию Джеймс получил лишь в 2008, и она ему очень пригодилась), тем ни менее он пообщался с официальными представителями лотереи, хорошо знакомыми с техническими деталями. Этот разговор подкрепил собственные выводы Харви: в распределительных тиражах каждый билет стоит больше чем стоит.

Группа MIT

Вернувшись в «Random Hall», Джеймс приступил к реализации двух проектов: привлечь интерес к вечеринке, чтобы посмотреть Суперкубок 6 февраля и организовать пул ставок, чтобы сыграть в следующем roll-downs, ожидавшемся на следующий день — 7 февраля. Он не вызвал большого интереса предложением посмотреть чемпионат, но его анализ Cash WinFall оказался более привлекательным.  50 человек вложили по 20 долларов чтобы поучаствовать в лотерее.

Харви и члены группы MIT купили 500 билетов (на сумму 1 000) в ближайших магазинах. В одном из этих билетов оказались угаданы 4 номера (выигрыш $ 2 364), плюс еще в нескольких были угаданы три номера. Общий выигрыш группы составил около $ 3 000.

В течение следующих семи лет участие в лотерее Cash WinFall стало основным занятием для Харви и некоторых других выпускников MIT.

Для того, чтобы зарабатывать на лотереях оказалось нужно не так много – желание, время, точный расчет и свободные денежные средства. А самое главное, для успеха не надо было угадывать шестерку. Достаточно было найти 5 номеров из 46 (вероятность 1 к 39 028), что можно было сделать даже полным перебором комбинаций. В случае оптовых закупок пятерка доставалась гарантированно.

Джеймс Харви говорил, что его расчеты определили: покупка около 300 000 билетов была лучшей стратегией. Тем не менее, он варьировал количество билетов, купленных для конкретных тиражей, на основе нескольких факторов: суммы, необходимой для достижения джекпота 2 млн. долларов, оценки того, сколько других групп будет делать ставки, и даже прогнозов погоды (сильная влажность сказывалась на работе лотерейных терминалов)

Для того, чтобы схема была более понятной можно привести пример одного из розыгрышей

Суммы выигрышей и возможная выгода (при покупке 200 000 билетов)

Суммы выигрышей и возможная выгода (при покупке 200 000 билетов) на примере одного распределительного тиража

В данном примере 6 номеров не угадал никто. Выплаты за 5 номеров составили $ 22 096 на билет (вместо обычных $ 4000), за 4 номера $ 807(вместо $ 150), и за 3 номера $ 26,85 (вместо $ 5). Плюс бесплатные ставки, которые можно было использовать в последующих тиражах. $ 400 000 (200 000 билетов) в этом тираже статистически могли принести минимум 425 тысяч долларов. А могли и больше.

При крупной игре прибыль составляла 15-20% от вложенных средств. Харви и его группа привлекли инвесторов и вступили в большую игру.

Но, даже когда группе MIT было достаточно денег, чтобы покупать по 300 000 билетов на тираж, в дело вступали другие факторы. Одним из ограничений было простое заполнение нужного количества билетов. Харви разработал компьютерную программу, которая обеспечивала оптимальное распределение по всему диапазону возможных результатов розыгрыша. Но, по  правилам лотереи бланки не могли заполняться компьютером, поэтому группе приходилось отмечать числа вручную, чтобы соответствовать каждому набору номеров, выданных программой Харви. Это был трудоемкий процесс. Спасало то, что бланки могли использоваться повторно, поэтому Харви и его друзья занимались массовым заполнением только в начале

Другим ограничением стало обнаружение магазинов, готовых обрабатывать покупки большого объема. Подготовка 10 000 билетов, включая сканирование с запрошенными номерами, могло занимать несколько часов, поэтому многие торговые точки отказывались от такого сотрудничества. Хотя розничные точки и зарабатывали на продаже лотерей 5% комиссию, менеджеры магазинов обычно были против, того чтобы работник несколько часов проводил за лотерейным терминалом – это могло помешать другим торговым операциям.

Кроме того, группа MIT, как и другие крупные игроки, неизменно имела тысячи «бесплатных ставок» полученных в предыдущих розыгрышах. В случае их использования работник магазина должен был сделать двойную работу – сначала сканировать ранний билет, чтобы пробить бесплатную ставку, а затем оформить новую. Помимо этого, за оформление такой ставки магазин получал комиссию только 1%, так как это не считалось новой продажей

Со временем группа MIT нашла несколько розничных торговых точек, готовых обрабатывать большие заказы. Всего их оказалось четыре, синдикат Харви обращался к ним снова и снова.

Идентификация выигрышных билетов также занимала много времени. Джеймс Харви не описал свою систему сортировки билетов подробно, заявив, что она запатентована. Он сообщил, что вел записи, отражающие шестизначные наборы каждого тиража, и как только становились известны цифры розыгрыша, то мог быстро узнать, сколько призов в каждой категории выиграла группа.

Помимо этого Джеймс сказал, что у него есть ящики для хранения, заполненные миллионами билетов  Cash WinFall для предоставления аудиторам —  с тех пор, как группа MIT начала свою игру государственные и федеральные налоговые органы проверяли их почти каждый год

билеты группы MIT

Часть билетов группы MIT, фото bostonglobe.com

Налоги тоже были головной болью для крупных игроков. Каждый раз, когда синдикат получал очередную партию выигрышных билетов, лотерея генерировала W-2G для каждого члена группы. Даже небольшие инвесторы, входящие в синдикат, например те, кто выиграл $ 800 в течение года, получали десятки W-2G и вынуждены были тратить часы на заполнение информации о выигрышах в своих налоговых декларациях. Такие хлопоты даже побудили некоторых участников обналичить свою долю и покинуть инвестиционный пул. Налоговая проблема стала одной из причин, что группа MIT, которая началась с 40-50 человек, уменьшилась вдвое через несколько лет после окончания института, а в конце этой истории в ней состояли лишь 10 человек

Опережая конкурентов

Свою самую крупную операцию группа MIT провела в 2010. После того, как в результате очередного розыгрыша, прошедшего 12 августа, накопленный джекпот составил 1,68 миллионов долларов, организаторы предполагали, что очередной распределительный тираж может произойти лишь через 2 или 3 тиража. Многочисленные синдикаты (в то время WinFall была самой прибыльной для игроков лотереей в стране) стали готовиться к игре – в конце месяца они планировали получить тысячи долларов выигрыша

Но, продолжения не получилось — уже в следующем тираже, 16 августа призовой фонд превысил 2 миллиона. Этот поток продаж привел к распределительному джекпоту когда его никто не ждал.

Сотрудники лотереи были удивлены не меньше других: они никогда не продавали так много билетов при таком низком размере джекпота. Кто-то намеренно подводил ситуацию к распределительному тиражу, скупая большое количество билетов. Осознавая, что продажи билетов зависят от предполагаемого джекпота и потенциального распределения, организаторы не хотели получить недооценку призового фонда

Лотерейные чиновники считали, что джекпот менее 1,7 млн долларов слишком мал для наступления roll-downs – крупному игроку пришлось бы приобрести более 500 000 билетов, чтобы подтолкнуть его выше лимита 2 миллиона. Оформление такого количества билетов заняла бы 80 часов, поэтому организаторы не предполагали, что кто-то сможет попробовать это сделать

Группа MIT считала иначе. Анализируя прошлые тиражи группа обнаружила, что если джекпот еще не превысил 1,6 млн, то прогноз его роста на следующий тираж никогда не превышал 2 млн. Ко всему прочему возник новый фактор – все больше и больше людей покупали билеты распределительного тиража, в том числе этим занимались и многочисленные синдикаты. В данной ситуации риск потери денег увеличивался, а потенциальные выигрыши уменьшались. В такой конкурентной среде важно было получить преимущество над другими командами. Группа MIT сделала это, поняв игру лучше, чем многие конкуренты

Результатом обширного планирования стало решение о форсировании накопления джекпота после достижения им уровня 1,6 млн. Для этой игры группе пришлось заполнить 700 000 билетов. Результат оправдал ожидания – большая часть накопленного джекпота досталась синдикату Харви, который в этой ситуации оказался единственным крупным и системным игроком. Из 983 выигрышных билетов, на сумму $ 600 и более – группа MIT забрала 860, то есть 90%!. В этот раз чистый доход группы составил почти $ 700 000. Правда, это была ее последняя игра.

Завершение большой игры

В том же году в The Boston Globe рассказали про лазейку в WinFall и о букмекерских синдикатах, наживавшихся на ней. Летом 2011 года Грегори Салливан, генеральный инспектор Массачусетса, составил подробный отчет по этому вопросу. Салливан отметил, что действия группы MIT и других были полностью законными, и он пришел к выводу, что «шансы на выигрышную ставку не повлияли на ставки большого объема». Тем не менее, было ясно, что лишь немногие игроки, только те, кто могли играть по-крупному, делали деньги на WinFall. Чтобы избежать повторения подобных случаев организаторы ограничили объем покупки билетов на одного человека суммой $ 5 000, а вскоре лотерея WinFall и вовсе была закрыта

Несмотря на то, что лотерейные чиновники отрицали, про то, что им известно о влиянии на лотерею синдикатов, Салливан пришел к выводу, что они знали про ситуацию еще в 2005, и даже разрешили установку дополнительных терминалов в специальные магазины, используемые студентами. В данном случае, организаторы были в очевидном плюсе – из каждых $ 2 в призовой фонд уходило  $ 1,20 (60%), и чем больше денег было в игре, тем больше становился заработок самой лотереи.

Стив Гроссман, государственный казначей штата, сказал – «я чувствую, что важно принести публичные извинения, потому что была создана игра, которая позволила синдикатам получить особые возможности, которых не было у других. Мы сожалеем, что некоторые получили несправедливое преимущество»

Группа MIT за 7 лет своей работы купила лотерейных билетов на 17-18 миллионов долларов. Прибыль группы не раскрывается, считается, что она составила не менее 3,5 млн долларов.

Многомиллионные обороты не изменили образ жизни основателя группы. Когда Джеймс Харви только начал свою игру, он ездил на Chevrolet Corsica 1995 года, купленной на аукционе за 500 долларов. По мере того как группа MIT стала успешной он пересел на Nissan Altima 1999 года

Группа MIT, возможно, самый успешный синдикат в истории, если измерять результативность не общей суммой, а продолжительностью и результативностью игры. Вряд ли их показатели кто-то сможет побить. Ведь для этого нужна еще и лотерея с особыми условиями.

по материалам — theatlantic.comtech.mit.edu

P.s. В 2015 средний американец тратил на лотерейные билеты $ 206 ежегодно. Эта сумма разнится от штата к штату, где-то их покупают совсем мало, например в Северной Дакоте — $ 34,09 ежегодно. А где-то данный показатель во много раз превышает среднее значение. Штат Массачусетс в числе лидеров, его жители ежегодно тратят на лотерейные билеты $ 734,85. Может быть там до сих пор продолжается какая-то большая игра, про которую мы еще не знаем?

Share This Post

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>