Share This Post

Ставки

Грязные игры

Грязные игры

Источник: bettingbusiness.ru

По мере развития технологий растет мастерство криминальных структур, ежедневно изобретающих новые способы фальсификаций в спорте. Подкуп футболистов и рефери становится историей. На смену им приходят фальсификации ставок при помощи соцсетей, матчи-призраки, манипулирование и махинации с данными. В чем особенность каждого нового метода и чем они опасны для спорта в целом и букмекерства в частности — в обзоре Betting Business Russia.

Ставки есть — игры нет

Ранее в этом году в результате расследования Азиатской футбольной конфедерацией было установлено, что для сбора команды азиатская сборная Восточного Тимора по футболу использует фальсифицированные свидетельства о рождении игроков. Многие из вовлеченных футболистов были родом из Бразилии, для других использовались поддельные паспорта. В настоящее время задействован Интерпол.

Имена футболистов, не имеющих отношения к игре, то и дело появляются в списках состава других команд. «Мошенничество такого рода подчеркивает важность данных и рост киберпреступности в вопросах спортивной коррупции и мошенничества, — заявил руководитель отдела целостности данных компании Perform Джейк Марш (Jake Marsh). — Речь идет не просто о манипулировании данными в Wikipedia, все гораздо серьезнее».

Подобные случаи мошенничества происходят не только на отдаленных тропических островах. Как замечают букмекерские конторы по всему миру, широко распространены манипуляции с данными с целью наживы на азартных играх.

Целостность игры, связанная с букмекерской составляющей, — занижение счета игры судьей и откровенно договорные матчи — волнует участников спортивных лиг уже более столетия.

С другой стороны, мошенничество в ставках является более тонким, а иногда и незаметным. Ничего не подозревающие операторы азартных игр и доверчивые игроки становятся жертвами обмана. Во многих случаях фальсификация ставок не оставляет следов на игровом поле, а само спортивное событие обычно не проводится. Игроки, тренеры, официальные лица лиги, болельщики и вещатели могут быть абсолютно не осведомлены. Спортсмены и биржи ставок, которые зачастую не проверяют соревнования, также могут быть в неведении.

Руководители спортивной индустрии все больше встревожены проблемой фальсификации ставок. Они осознают, что фанаты, которые следят за играми, не станут участвовать в ставках, если рынок букмекерства будет восприниматься как коррумпированный.

Социальная завеса

Мошенничество в ставках имеет много форм. Часть из них берет свое начало в махинациях на фондовом рынке. Другие имеют более современное происхождение — социальные сети.

Трюки мошенничества в ставках давно являются особенностью фондового рынка. При махинациях с ценными бумагами под названием «накачка и сброс» трейдеры искусственно повышают стоимость акций, наводняя рынок неправдивыми позитивными новостями о компании. Затем, когда цены повышаются, они продают свои акции. Обратный подход подразумевает продажу ценных бумаг без покрытия после запуска вымышленной негативной информации с целью обрушить цены акций компании.

Журналист-расследователь и академический исследователь Деклан Хилл (Declan Hill) отметил, что коррупционеры футбольного мира «используют тактику, подобную мошенническому промоутеру акций».

Управляемые компьютером боты в социальных сетях могут распространять поддельные списки команд с одним или двумя травмированными стартерами. Фиктивная информация, как правило, касается травм ключевого игрока. Могут быть объявлены даже ложные прогнозы погоды. Несмотря на то, что фиктивные сведения легко развенчиваются индивидуальными болельщиками, поток дезинформации может оказаться достаточно мощным, чтобы увеличить расценки и позволить тем, кто замешан в обмане, нажиться на ставках.

Австралийский математик, изучающий вероятностные ставки, Дэвид Уолш (David Walsh) считает, что манипуляции в социальных сетях могут быть использованы для корректировки коэффициентов.

«Все букмекерские рынки будут поражены высокочастотными трейдерами, имеющими огромные финансовые ресурсы», — заявил Уолш, подразумевая цифровых арбитражеров, которые переместили свои алгоритмы с биржи на спортивные ставки.

Другой эксперт, инженер-программист, который говорил на условиях анонимности, описал, как основатели одной платформы фэнтези-игр использовали интернет-клонов. Их фейковые аккаунты искусственно раздували ликвидность на портале. По словам источника, фиктивными пользователями были операторы сайта, нацеленные на повышение активности. Если фейковые пользователи выигрывали состязания против ничего не подозревающих клиентов, выигрыши возвращались в призовой фонд.

Стоит отметить, что не все эксперты видят серьезную опасность со стороны дезинформации. «Теоретически некая группа может попытаться подорвать рынок, наполняя его дезинформацией, — считает Джейк Марш. — Тем не менее прибыльной долгосрочной стратегии из этого не выйдет. К тому же матч должен быть очень низкой квалификации, чтобы обман удался».

По словам эксперта, манипуляция данными будет в значительной степени зависеть от несерьезного и халатного отношения самой индустрии ставок.

Захват данных

Организаторы договорных матчей в футболе знают все слабые места на поле. Покупка вратаря может гарантировать один или два пропущенных гола. Покупка рефери — и становится известным вероятный счет игры.

Но мошенники нового поколения обнаружили гораздо более простую цель — скаут данных. Скауты данных — это те, кто регистрирует информацию о состязании на месте в режиме реального времени. Они следят за всей игрой, вручную обновляя информацию об игре по мере ее продвижения. Они являются неким фильтром, через который проходят все детали матча. Без участия таких разведчиков данных мировая индустрия in-play ставок невозможна.

В спорте нижнего уровня скауты данных могут быть единственной связью между игрой и внешним миром. Это делает их потенциально более ценными участниками, чем рефери или вратарь. В конце концов, зачем пытаться исправить ход матча, когда вы можете просто заплатить разведчику данных, чтобы отложить запись результата до того момента, как будет сделана стратегическая ставка? Все, что потребуется, — заминка в 30 секунд.

Это крайняя форма инсайдерской торговли, дающая мошенникам достаточно времени, чтобы сделать ставку на результат, который уже произошел. Как правило, это особо крупная ставка, помещенная за секунды до того, как результат был зарегистрирован. Стоит отметить, что такое простое мошенничество в ретроспективе не может проводить один и тот же скаут на регулярной основе. Однако скауты данных — это легкая добыча для мошенников: они зарабатывают не больше $50 за игру, а их количество многочисленно.

Проблема задержки данных особенно актуальна для тенниса. Судья на вышке может сам быть скаутом данных, набирая цифры на планшете и впуская их в мир гемблинга. Недавно теннисные судьи из трех разных стран были дисквалифицированы вследствие причастности к афере с данными.

«Неудивительно, что угроза для целостности тенниса, связанная с азартными играми, расширилась за пределы игроков и их сторонников и теперь вовлекает судей и других официальных лиц турнира», — сказал бывший председатель совета директоров The Guardian Ричард Ингс (Richard Ings).

Задержка данных — это только начало. Участились случаи фальсификации данных о несуществующих спортивных событиях. Как только мошенники поняли, что они могут контролировать поток информации между игровым полем и базой данных, появление фиктивных матчей стало лишь вопросом времени. Такие игры принято называть призраками.

Скаут данных в каком-то отдаленном уголке мира вводит фальшивую игру в систему, возможно, с помощью отраслевого инсайдера. Затем он записывает ход вымышленной игры в том направлении, которое требуют мошенники. Игра-призрак может быть принята операторами азартных игр, которые не перепроверили игру на подлинность. В этом случае операторы предлагают клиентам сделать ставки так же, как и на подлинном рынке.

Документально подтвержденные игры-призраки чрезвычайно редки. За последние годы было выявлено только несколько случаев. Самый распространенный вид спорта — футбол.

Практически нет возможности создать призрак среди команд высшей лиги или среди широко освещаемых спортивных состязаний. Но на нижних уровнях спорта (полупрофессиональные и однократные товарищеские матчи в межсезонье) вероятность обмана значительно увеличивается.

Фальсификация данных затрагивает и виртуальные состязания. В своей научной работе, опубликованной ранее в этом году, Мэтью ван Боммел (Matthew van Bommel) и Люк Борнн (Luke Bornn) обнаружили доказательства необъективности судебной оценки статистики баскетбола по передачам и блокам в игре DFS.

Целостность под надзором

В 2002 году экономисты Марк Дугган (Mark Duggan) и Стивен Левитт (Steven Levitt) сравнили цифры в искусстве японской борьбы сумо. Они обнаружили «подавляющее статистическое доказательство», что борцы договаривались друг с другом о поочередных победах, чтобы повысить свой рейтинг.

Спустя годы после этого исследования так называемая криминалистическая спортивная аналитика шагнула далеко вперед. При сопоставлении журнала коэффициентов ставок и подробного протокола игры с алгоритмами спортивные данные используются для обнаружения подозрительной активности в режиме реального времени. Все, на что нужно обратить внимание, — это различие между тем, где находятся линии и где должны быть истинные цифры.

В Европе «нелогичные и явно подозрительные» данные о ставках послужили причиной для дисквалификации албанского футбольного клуба «Скендербеу» из Лиги чемпионов. «Эти схемы ставок в корне противоречат нормальной логике ставок», — заявил Арбитражный спортивный суд Швейцарии.

В июне 2016 года UEFA дисквалифицировала «Скендербеу» из розыгрыша Лиги чемпионов. Расследование показало, что клуб проводил договорные встречи как в Чемпионате Албании, так и на международных турнирах.

Но, несмотря на очевидные успехи судебной спортивной аналитики, у нее есть ограничения. «Большие данные» позволяют аналитикам находить нечестные статистические примеры, однако вынудить спортивные лиги или правоохранительные органы что-либо предпринять может оказаться проблематично.

Основные данные обрабатываются как тщательно охраняемый секрет. Модели обнаружения мошенничества считаются индивидуальной собственностью. Прозрачность — это реальность только для инсайдеров с открытым доступом.

«Это сильный аргумент в пользу неэксклюзивных моделей прав данных, — сказал Марш. — Чем больше провайдеров, которые следят за матчем, тем надежнее будет информация, поступающая от них. Поскольку она может быть перепроверена и оценена более тщательно».

Общедоступный мониторинг целостности становится все более желательным, но не является нормой. Эксклюзивные соглашения о правах на данные и привязанные к ним линии контроля целостности являются жизнеспособными коммерческими вариантами для спортивных лиг и поставщиков. В результате увеличивается контроль над тем, как данные используются на рынке азартных игр. Однако такой контроль не является абсолютным.

Хотя спортивные лиги, по-видимому, не могут повлиять на черный букмекерский рынок азиатских стран, откуда, по мнению экспертов, поступает огромное количество мошеннических схем, они могут остановить поток данных к нему. Тем не менее для некоторых видов спорта ценность продажи данных может оказаться более привлекательной, чем защита от мошенничества в ставках. Целостность спорта и честность данных должны стать вектором для всех видов спортивных соревнований.

По материалам ESPN  

 

Share This Post

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>